altereos (altereos) wrote,
altereos
altereos

Горечь и сладость (2005, реж. Ким Джи-ун)

Для "выездной" тематической кинорулетки "Кровавая Азия".

Первая ассоциация, которая возникает в связи с южноазиатским кинематографом (если вынести за скобки Джеки Чана и дорамы) - это нечеловеческая жестокость, запредельное насилие, кровавость. Именно на эти особенности обратил внимание организатор кинорулетки iw_gdk, объединив самые зверские корейские, японские, гонконгские триллеры и криминальные драмы в подборку под названием "Кровавая Азия". Не буду говорить за все фильмы, но выпавший мне отлично вписывается в стереотип об особенной (местами излишней) жестокости азиатского кино.



Режиссер Ким Чжи Ун - один из лидеров "корейской новой волны" (по этой теме была отдельная кинорулетка, и отзыв про "Горечь и сладость" там присутствует). Вы можете его знать по таким южнокорейским хитам, как "История двух сестёр", "Я видел дьявола" и комедийный вестерн "Хороший, плохой, долбанутый", который я не смог досмотреть (редкий случай) из-за бесконечной и бессмысленной стрельбы. Это к вопросу о чрезмерной жестокости в азиатском кино... "Горечь и сладость" - один из самых известных и один из лучших фильмов Ким Чжи Уна.

Приятное открытие заключается в том, что "Горечь и сладость" - отличный неонуар (по неонуарам также есть подборка), сюжет которого во многом строится по канонам классических нуаров. Есть мнение, что именно из этого корейского фильма растут ноги у "Драйва" Н.В.Рефна: несколько лет назад киноблогер kabal_51 сравнил сцены и сюжетные ходы из "Драйва" и "Горечи-сладости", подводя к выводу, что Рефн многое бессовестно содрал у корейского коллеги. С другой стороны, оба режиссера просто использовали одни и те же (нео)нуаровские шаблоны, сформировавшиеся намного раньше, только Ким Чжи Ун имхо делал это поталантливее.



Главный герой - молодой многообещающий гангстер Ким, управляющий отелем, принадлежащим местному мафиози Кангу. Высоко оценивая старания Кима, Канг поручает ему деликатное задание - проследить за своей молодой любовницей и зафиксировать факт возможной измены. Если таковая случится, Киму придется самостоятельно "уладить дело" - ну вы понимаете, что это значит. Дальше легко предсказать события: естественно, измена была, и Ким легко ее обнаружил. Непосредственно перед моментом "улаживания" Ким проявляет жалость и сохраняет любовнице босса жизнь в надежде, что тот ничего не узнает. Конечно, узнает. Знала бы девушка - нуаровская femme fatale нового типа (см. Кэри Маллиган из "Драйва") - какой бардак из-за нее начнется. Море трупов, горы крови, то есть наоборот. Хотя и так тоже правильно.



В "Горечи и сладости" самое крутое - не сюжет, который превращается из предсказуемо-детективного в примитивно-экшеновый, с резней и стрельбой, а переливающаяся разными цветами романтика, меняющая "вкус" - от сладкой до горькой (фильму подошло бы более последовательное название "Сладость и горечь"). Азиатские режиссеры - мастера в переосмыслении романтических киношаблонов и в доведении их до извращенной формы. С этой точки зрения, "Горечь и сладость" - виртуозная работа с криминальной романтической атмосферой, с примесью специфических, экстремальных южноазиатских "фишек" - это, например, романтизация холодного оружия и демонизация огнестрельного в связи с тем, что в Корее вроде бы очень сложно легально или нелегально купить пистолеты/автоматы. Завладев чужим пистолетом, наш герой Ким становится чуть ли не богом, точнее дьяволом, истребляющим всё живое вокруг.



"Горечь и сладость" - из тех фильмов, замысел которых можно интерпретировать по-разному. В этом работа Ким Чжи Уна напоминает стиль Дэвида Линча - такой же многослойный, атмосферный, втягивающий в себя. Легко провести кинематографическую связь не только с "Драйвом", но и с другим неонуаром - "Синим бархатом" Линча. Если все-таки ответить на вопрос, о чем фильм ""Горечь и сладость", я бы сказал: о чрезмерной жестокости, присущей азиатам в целом и конкретно людям, обладающим властью и авторитетом (в данном случае, главарям мафии). Босс лишает жизни молодых и многообещающих помощников из-за малейшей их ошибки, предварительно поиздевавшись над ними - наказание явно не соответствует проступку. Наш герой Ким забыл о том, что он пришел на место такого же бедняги, поплатившегося жизнью из-за какого-то пустяка. Ким восстает против системы и вроде бы успешно, но в конце зрители получают неутешительный вывод: можно физически устранить устаревшую иерархию, но жесткость у корейцев в крови. Новая система будет еще более кровавой.



Моя оценка: 7,5/10
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments