altereos (altereos) wrote,
altereos
altereos

И всё-таки оно НАШЕ: "Скиф" (реж. Рустам Мосафир)

Представляю новую рубрику, в которой я буду разбирать новинки российского кино не в формате стандартной рецензии, а в формате лонгрида с картинками. Рубрику я назвал "И всё-таки оно НАШЕ", перефразировав известное выражение из заставки телепередачи "Наша Russia". Главный посыл рубрики: российские фильмы, даже самые нелепые и корявые - они наши, родные, заслуживающие внимания, потому что они так или иначе про нас и нашу жизнь.

На самом деле это второй выпуск, первый - про фильм "КВНщики", но тогда я еще не придумал эту рубрику. В сегодняшнем выпуске - фэнтэзийный боевик "Скиф".



Коловрат умер, да здравствует Лютобор!

Проект «Скиф» родился из нереализованной версии «Легенды о Коловрате» — да, именно Рустам Мосафир мог экранизировать историю времен монгольского нашествия про Евпатия Коловрата, однако Фонд кино поддержал аналогичный проект от кинокомпании «Централ Партнершип», у которой в итоге получился бесхитростный пафосный исторический боевик, угождающий современной государственной «патриотической» идеологии. Фильмом Джаника Файзиева проправительственная киноэлита застолбила за собой перспективный, еще не избитый в масскульте образ рязанского героя, который теперь в массовом сознании будет восприниматься как очередной пример великой силы русской духовности. Хотя с исторической точки зрения всё не так просто… У Рустама Мосафира, который, говорят, наполовину араб, совсем другие источники вдохновения и русский исторический патриотизм ему абсолютно параллелен. В лучшем случае его «Легенда о Коловрате» предстала бы перед нами нейтральным фэнтэзи с натуралистичными боевыми сценами, а в худшем — историей про героя-одиночку, выступающего против Системы в лице трусливых князей. В общем, кажется, неслучайно экранизацию легендарного подвига доверили «правильным» товарищам.


Режиссер Рустам Мосафир дает интервью Geek-TV

Рустам Мосафир обратил внимание на скифов — древний народ, обитавший в районе Черного моря. В новом сценарии скифы — это племя на грани вырождения, которому приходится самоутверждаться в древнерусской геополитической тусовке в качестве наемных убийц и похитителей. Но скифы занимают в фильме второстепенные позиции, на первом плане — славяне, к тому времени принявшие православие. Главный герой — ратник Лютобор, один из любимчиков князя Олега. Также в фильме присутствуют прочие степные племена (половцы, берендеи). Своеобразное древнерусское «средиземье», обитатели которого силой или хитростью пытаются утвердить свое превосходство в регионе.


Лютобор

Откуда у скифов машина времени?

Достаточно пары кликов в Википедии, чтобы обнаружить абсолютную историческую недостоверность "Скифа". Например, тот факт, что к 11-12 векам, когда происходит действие фильма, скифов уже несколько веков не существовало. Это самая элементарная историческая погрешность, которую заметит зритель без особых познаний в истории. То, что перемешано в «Скифе» — это взрыв на фабрике учебников по древнерусской истории. С чем у вас ассоциируется Древняя Русь? Славяне, князья, половцы, татаро-монголы, язычники — для создателей фильма это не конкретные этносы, а словно персонажи из Мортал Комбата, которых можно сталкивать друг с другом и смотреть, что получится.



Проблема Рустама Мосафира и его команды не в том, что они плохо знают историю, а в том, что псевдоисторичность действия нигде в фильме четко не заявлена. Если школьник-шестиклассник, посмотрев «Скиф», на следующий день получит двойку по истории Древней Руси — это будет на совести фильммейкеров! На самом деле, в каждом интервью Рустам объясняет, что соответствие историческим фактам не планировалось изначально и «Скиф» снимался как фэнтэзи. «Экшн-драма на фоне исторической фактуры», «древнерусский истерн». Но много ли зрителей читают интервью?.. «Скиф» нельзя показывать не только школьникам, но и профессиональным историкам, которые просто захлебнутся в желчи, подмечая и критикуя многочисленные искажения фактов. Историк Клим Жуков, чей разбор «Скифа» появился на Youtube на канале Дмитрия Пучкова, хотя бы старается с юмором интерпретировать псевдоисторическое безобразие в «Скифе».



Брутальное недо-фэнтэзи

Как мы выяснили, «Скиф» не имеет ничего общего с реальными событиями. Тмутараканское княжество, на территории которого разворачиваются события — лишь фон для качественных экшн-сцен. В большей степени это боевик в стиле азиатских martial arts movies, нежели фэнтэзи — «Скифу» для этого статуса не хватает магии и драконов. «Скиф» — настоящее мужское кино, в котором кровь и пот буквально заливают камеру. Создатели фильма сильно заморочились над технической стороной проекта: грим, костюмы, реквизит, трюки, драки. Актерская игра в основном сводилась к тому, чтобы прорычать боевой клич и сделать страшный взгляд. Если серьезно, актеры оказались в экстремальных съемочных условиях и работали чуть ли не с угрозой жизни и здоровью. "Вся съемочная группа, работавшая в невероятно напряженном режиме на пределе своих жизненных сил, совершала каждый день подвиг в производстве", — пишет на своей страничке в Фэйсбуке постановщик боевых сцен Федор Старых.


Кадр из видео о том, как снимались экшн-сцены

По плотности бессмысленных убийств на минуту хронометража «Скиф», вероятно, рекордсмен в российском кино. Эффектное насилие — главный художественный прием фильма. Ради, скажем так, авторского переосмысления природы насилия и создавался «Скиф». "Насилие в кино — это всего лишь инструмент. Если этот инструмент используется плохо — результат будет ужасен. Если используется правильно, это может быть очень интересно", — говорит Рустам Мосафир в интервью порталу HorrorZone. И такая режиссерская концепция вполне убедительна: «Скиф» можно рассматривать как продолжение классических произведений кино и литературы о насилии, причем именно в фэнтэзийном ключе. В первую очередь это книги Роберта Говарда про Конана и фильм «Конан-варвар» Джона Милиуса.


Кадр из фильма «Конан-варвар»

Фэнтэзийность придает насилию благородный оттенок, изображает смерть не как драматическое событие, а как логический исход недостатка волевых качеств. У кого сильнее воля — тот и выживает. Но в «Скифе» эта идея работает слишком буквально: сценаристам пришлось придумывать невероятные ухищрения, чтобы раз за разом оставлять в живых Лютобора и его временного сообщника-скифа по кличке Куница (пожалуй, самый интересный персонаж фильма). Секрет боевых побед звучит так: чтобы в одиночку порубить вражье войско, достаточно покрепче сжать зубы. Ну бред же. К сожалению, режиссер недалеко ушел от принципа «насилие ради насилия».

А теперь включаем блэк-метал

Читая интервью с режиссером, всё больше убеждаюсь, что «Скиф» — «игрушка» Рустама Мосафира, проекция его личных фантазий, навеянных идеологией мужской брутальности из книг про Конана, из японских самурайских фильмов, а также жанром dark fantasy. Из «Скифа» получилась бы отличная серия видеоклипов для блэк-дэт-готик-рок-музыкантов. Режиссер и сам признается в том, что группы с ярким брутальным имиджем оказали на него влияние. «Почему бы не вспомнить KISS или Элиса Купера, а также раскрас готических и блэкметал музыкантов. В детстве я увлекался блэком, дэтом, затем готикой» (отсюда). Столь искренняя преданность романтике насилия — уникальное явление для российского кино. Является ли «Скиф» со всем этим богатством дерзким прорывом? На мой взгляд, нет. Если только для узкой группы любителей ролевых игр и боевых искусств.


Элис Купер


Кадр из фильма «Скиф»

Неожиданный подвох «Скифа»

Настоящая дерзость фильма заключается не в культивировании «силы мужского духа», а в неожиданном наезде на… православие. По сюжету, православные (религиозность особенно подчеркивается) славяне устраивают подлый геноцид и без того исчезающего скифского этноса со своей уникальной культурой, со своей религией. Причем, истребление происходит без серьезной необходимости: скифы готовы подчиниться славянскому князю, но тот в приступе какой-то паранойи отдает приказ на уничтожение. Если убрать из «Скифа» боевые сцены, то получится фэнтэзийная притча об истреблении одних народов другими, и почему-то именно православные славяне в раскладе Рустама Мосафира выглядят чуть ли не фашистами. Главный герой Лютобор, разочаровавшийся в княжеской политике, объявляет себя «скифом» — это слово приобретает в фильме выразительное символическое значение: скиф — это человек, готовый бороться за свою свободу и свои убеждения. Скиф противостоит системе, готовой ради сохранения власти использовать самые жестокие методы. Правда, антисистемный посыл фильма зритель, уставший к финалу от бесконечных драк, вряд ли заметит.



***
Моя оценка: 6/10

Также опубликовано на altereos.ru
Tags: И всё-таки оно НАШЕ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments